ГЛАВНАЯ ЖИЗНЬ ПРОПОВЕДИ АУДИО ПРОРОЧЕСТВА БОГ БИБЛИЯ КНИГИ ВИДЕО ОЧЕВИДЦЫ ФОТО КОНТАКТЫ



Проповеди по числу   Проповеди по русскому названию

Перевод Вильнюс
Проповедь Как орлица будоражит свое гнездо Уилльям Бранхам произнес 57-0714 Продолжительность 1 час 14 минут аудио нет .pdf
скачать в: .doc    .doc для печати    .pdf
Посмотреть только русский текст

Как орлица будоражит свое гнездо

1 …хочу отправиться на евангелизационные служения. И, наверно, многие из вас здесь помнят то время, когда мы поехали. И в то утро я проповедовал на тему “Встреча Давида с Голиафом”. А сколько здесь осталось от той группы, которая была здесь в то утро? Ого, немало. “Давид идёт навстречу Голиафу” — лет одиннадцать назад. И всё началось…
2 Именно тогда я положил этому начало, и после этого появился брат Фриман, брат Орал Робертс, и брат Аллен, и многие… и после этого появился Билли Грэхам. Конечно, Билли Грэхам не становился на сторону исцеления, он просто стал проповедовать евангелистическую сторону Евангелия спасения. И… Так что это началось в точном соответствии с тем, что Господь сказал там в тот день, когда Он явился на реке.
3 Так вот, я не говорил об этом своей жене и никому. Это только… Просто я оставил это на сегодняшнее утро, чтобы высказать это перед церковью. Такое впечатление, что я никак и никогда не мог увидеть, в какой момент или с чего начать. И я никогда не хотел бы говорить: “Ну, пойди, сделай то-то”, или: “У меня огромные собрания”, или: “У меня то да сё”. Мне лучше всегда просто стоять в сторонке и не выделяться, и исполнять волю Господа. Но сейчас впервые за эти одиннадцать лет я чувствую, что теперь у меня наступает такой момент, когда, как я верю, я вижу, что Господь совершит, каков мой… для чего я был здесь. И я без всякой корысти, то есть, от всего своего сердца хочу идти и служить Господу, и стараться продвигать Евангелие изо… [Брат Невилл говорит брату Бранхаму о посвящении младенца—Ред.] …изо всех сил, делать всё, что в моих силах.
4 Так, здесь хотели посвятить младенца? Я подумал, что, может быть, если я упомяну об этом… Мне кажется, что их нет, брат… брат Невилл. Вот, моя доченька хотела перед уроком воскресной школы дождаться посвящения младенца, и поэтому я не распустил детей по их классам. Ладно, теперь малыши могут расходиться по своим классам. Миссис Арнольд, их учительница и для… пойдут туда в конец. Хорошо. Моя маленькая Ревекка сказала сегодня утром, сказала… Этот младенчик — ребёнок её дяди, знаете, так что он… она хотела посмотреть его посвящение, но, наверно, его пока ещё здесь нет, может быть, попозже.
5 Так вот, сразу после проповеди Евангелия мы потом будем молиться за больных. И я… я доверяюсь Богу, что Он это сделает. Я не собираюсь очень долго говорить на эту тему, потому что я хочу сэкономить время для больных, чтобы помолиться за больных.
6 Так вот, я хочу взять отрывок из этого Слова, прочитанного нашим хорошим братом и другом, братом Коллинзом. Я хотел бы взять отрывок из этого Слова, из 11-го стиха этой 32-й главы Второзакония, первую строчку:
Как орлица будоражит гнездо своё… [Перевод с английского—Пер.]
7 Я хочу в это утро подойти к этому, рассмотрев это на… на примере самой птицы и уподобить это Церкви. Теперь, прежде чем мы приступим к этой части служения, давайте просто склоним на минутку головы для молитвы.
8 Брат Тони Зейбл, не мог бы ты вознести молитву о Божьем Слове? Пожалуйста, брат Тони. [Пробел на плёнке—Ред.]
 Орёл — это такая птица, о которой я люблю говорить, и он… это воистину шедевр. И очень часто я задавался вопросом, почему Господь уподобил Своих наследников этой великой птице.
9 И когда изучаешь природу… А это было… Природа была моей первой Библией. Я люблю видеть Бога в Его природе. Если вы хоть раз увидите, отправитесь в горы и посмотрите на большие, высокие горы, и на разновидности деревьев — начиная от карликовой ели, потом встречается гемлок, далее берёзы, а затем встречаются твёрдые породы, и потом попадаешь в пустыню — увидите маленькие горы, большие горы, пустыни, прерии, моря, то у вас сложится очень хорошее представление о том, каким является Бог и что Он любит.
10 Я люблю отправляться в девственные места, где не ступала нога человека, чтобы просто посмотреть, что нравится Богу. И нечто глубоко в человеческом сердце стремится увидеть такие места. Многие едут в отпуск и куда-нибудь уезжают, чтобы осматривать достопримечательности. И это чудесно, когда есть такая возможность увидеть разнообразие, закат солнца, как оно садится за вершиной холма или в долине. И чудесно, когда видишь это.
11 И если мужчина знает Бога или человек знает Бога, и Бог живёт в его сердце, тогда он будет склонен радоваться таким вещам больше, чем необращённый человек, потому что тот самый Бог, Который создал землю, вошёл в его сердце, чтобы радоваться Своему же творению, тому, что Он создал.
12 И многое, что я пережил в горах и так далее, и в пустынных местах, я… о-о, я ни на что не променял бы эти воспоминания. Когда смотришь… слышишь вой волка… Стоит мне только услышать завывание волка, как я тут же расплачусь, как ребёнок.
13 А ведь частенько в горах, когда я был ещё пареньком и работал на скотоводческой ферме, и на сгоне скота, когда мы выезжали утром, когда первая группа отправлялась часа в четыре для того, чтобы проехаться, согнать вниз определённое количество скота, они поднимались до самого верха. И зачастую, когда выезжали на… при первом утреннем объезде, я был ещё пареньком и пробирался через заросли, может быть, получше людей постарше, тогда мы сгоняли определённое количество скота, может быть, на метров пятьсот вниз. А потом вторая группа выезжала часов в пять-шесть, и они сгоняли вниз до часов десяти, и вели их дальше.
14 И, наконец, ночью долина была заполнена скотом. Тогда там ставили человека, телеги проезжали, они наблюдали за этим скотом. А когда обыскали на всех горах, они сгоняли из одной долины в другую, а потом на поля для… в прерии для так называемого кастрирования, каждый кастрировал свой скот.
15 Когда поднимался в горы рано утром один и слышал крики диких птиц и зов пробиравшегося койота, я считаю, в этом есть что-то Небесное. Когда каждое маленькое творение Божье издаёт клич, знакомый самцу или самке, в этом что-то есть, как я много раз ссылался на слова Давида: “Когда бездна призывает бездну…”
16 Мой сын Билли, он говорил мне вчера, он хотел узнать, кому ему отдать шесть литров ежевики. А я говорю: “Где она?”
17 Он сказал: “Я её ещё не собрал”.
18 А я говорю: “Так зачем ты хочешь её раздать?”
19 Он говорит: “Папа, просто я люблю раненько утром ходить в ежевичный лесок и собирать ежевику. Но мы уезжаем, и нет никакой возможности её законсервировать”. Он сказал: “Если бы я только нашёл, кому её отдать, я бы её собрал”.
20 Я говорю: “Зачем тебе её собирать?”
21 Он сказал: “Просто я люблю с утра ходить в ежевичный лесок”.
22 Я тоже люблю. Я… Просто приходишь туда, и такая свежесть, весь грех на земле угомонился, и почему-то рано утром жимолость душистее. Розы, ведь аромат от роз опускается в долину, и он нависает там, пока не подует ветерок, который развеет его и так далее. Это говорит об одном — они уединились.
23 Как прекрасно, когда человек уединяется в Присутствии Божьем, просто остаётся наедине! Не только в церкви, молиться надо не только тогда, когда приходишь в церковь, не только там нужно молиться — уединись с Богом.
24 И когда я был один высоко в горах, так как я их очень люблю, я много изучал именно орла. И иногда я задавался вопросом, наблюдая в сильный бинокль за ними и за их повадками, и прочим: как же Бог уподобил орлу Своё наследие, то есть Свою Церковь, Свой народ?
25 Изучая орла с точки зрения литературы, я узнал, что в одной только Палестине существует сорок разных видов орлов. Некоторые из них — падальщики, а некоторые орлы регулярно питаются мясом. Но само слово орёл означает “кормящий клювом”.
26 Так вот, мы это немножко рассмотрим — “кормящий клювом”. Другими словами, он кормит ртом свой молодняк. А значит, хорошо уподоблять Бога орлу, потому что Бог кормит Свою Церковь Своим Словом. Его Слово исходит из Его уст: “Не хлебом одним будет жить человек, но каждым Словом, исходящим из уст (из клюва), из уст Божьих”. Бог кормит Свою Церковь Своими устами. Мы подкрепляем свою душу Словом Божьим. Какое прекрасное сравнение с орлом!
27 А во-вторых, орёл — это очень особая птица. Во всём семействе птиц вообще нет ни одной, подобной ему. Ни одна не может парить так, как орёл. Я сам видел, как они становились просто полностью недосягаемыми для моего бинокля, просто поднимались дальше вверх на самые высоты высот.
28 Очень часто слышишь о ястребе и о зрении ястреба. О-о, по сравнению с орлом он совсем ещё желторотик. Он не смог бы полететь за орлом так же, как Форд модели “Т” не смог бы угнаться за одним из современных. Ведь он летит намного дальше ястреба. Если бы ястреб попытался подняться вместе с ним, ястреб бы погиб. И зрение ястреба — ничто по сравнению с орлиным.
29 Так вот, его тело должно быть устроено по-особому, потому что когда он заберётся так далеко, он не выживет, у него остановится дыхание.
30 Я обращал внимание на людей, когда много раз ездил с ними на охоту. Брат Обэннон, по-моему, он может быть сегодня утром там в конце — методистский служитель из Луисвилла. Переходили через перевал Бертуд — как только он туда поднимается, такое впечатление, что он вот-вот помрёт.
31 Мой тесть, мистер Брумбах, когда он сошёл с вагона (его повезли на гору Пайкс-Пик), он сразу упал вперёд, думал, что помрёт. Причина состоит в том, что он… его тело не привыкло к такой большой высоте. Поэтому, когда он сошёл с поезда, он просто упал.
32 Мистер Обэннон поднялся на холмик ненамного выше одной из местных возвышенностей и присел, а потом как побежит вниз с горы. Он сказал, что почувствовал себя так, будто сейчас помрёт.
33 Брат Морган, наверно, он там в конце, муж сестры Морган — мы были высоко в горах, около трёх тысяч метров, и ставили палатку. Он только слез с телеги и обхватил меня за ноги, он сказал: “Давай, Билли, я поддержу тебя”, — надо было закрепить распорку. И пока он меня поддерживал, он говорит: “Так, погоди-ка, ой-ой-ой”. И я скоренько спрыгнул на землю и схватил его. Он заваливался вот так, вскинув руки, и я поймал его, как только смог. Это крупный мужчина. И мы просто разложили там мешки с овсом (у нас было несколько лошадей), и положили на них голову Билла, пока он не пришёл в себя. Я знал, что это из-за высоты. Он сказал: “Мне показалось, что меня просто понесло вот так на те долины”.
34 В чём было дело? Он вырос здесь, в низинах. Тогда он впервые поднялся в такие сферы.
35 Поэтому люди, которые выросли в той местности, не замечают этого, потому что они приспособились к этому. Просто это становится естественным для их дыхания, для всего их естества, потому что они в этом живут.
36 Вот почему у орла должно быть особенное тело, потому что он может подняться так высоко, что другая птица не смогла бы полететь за ним.
37 О-о, как это присуще Церкви живого Бога: живут в такой атмосфере, живут в таком месте, которое намного выше всего, что на этом земном пути. Живут в таком месте, где всё возможно. Живут в такой атмосфере, что они больше не смотрят на вещи этого мира, но они вознеслись и восседают в Небесных местах во Христе Иисусе. Только особенный… Бог должен что-то сделать, чтобы разработать такого рода тело.
38  Ещё одна особенность орла в том, что у него очень сильные крылья. Иногда, когда попадаешь в потоки воздуха чуть выше определённой сферы, этот поток настолько сильный, что если бы ястреб попытался полететь вслед, у него, возможно, повылетали бы перья, потому что этот поток очень сильный. А ещё от этого крылья у ястреба могут свернуться, и в таком случае он сразу упал бы на землю и погиб. Так что, если орлу нужно подниматься в такие просторы, чтобы жить там, он должен быть устроен для того, чтобы подниматься туда.
39 И если христианин живёт в Небесных местах, значит, непременно Сам Бог устроил Свой Дух так, что может унести его в те Небесные места, где ветры не будут обрушиваться на него и отрывать у него крылья. Эти два больших, сильных крыла, на которых несётся орёл, представляют собой Божье Слово. Но мы… У орла два крыла, и эти два крыла символизируют Новый и Ветхий Заветы.
40 Крепкие перья, попробуйте хоть одно вырвать. Ох, придётся взять плоскогубцы, упереться ногой и вырвать его, потому что оно должно быть так устроено — крепкое.
41 А ещё Бог уподобил орла… (поскольку он на такой высоте, может так высоко подниматься) …Он уподобил его Своим пророкам. Он называет Своих пророков орлами, потому что орёл может подняться на такую высоту, что он видит очень далеко. Чем выше поднимаешься, тем дальше видишь. Значит, если его зрение не соответствовало бы его способности высоко взлетать, тогда, взобравшись на высоту, он оказался бы слепым. Но зрение орла должно соответствовать его способности взбираться высоко.
42 О-о, вот бы у Церкви только было орлиное зрение, чтобы быть способной… Не естественное зрение, приземлённое, а духовное зрение, которое видит далеко. Мне нравилось слушать эту старую песню, которую мы тут раньше пели:
Издали нам сияет Страна,
Сам Спаситель ведёт в Небеса
Свой искупленный верный народ.
43 И зановорождённый человек, который взбирается в эти атмосферы и стратосферы, может верою посмотреть вдаль и увидеть всемогущество Бога, и назвать каждое Слово свершившимся действием. Он устроен так, что может подниматься. Посредством молитвы он движется дальше и дальше, пока не оказывается там наверху. А если он не устроен так, чтобы видеть, когда поднимется туда, значит, он просто-напросто резвится.
44 Вот в чём наши церкви сегодня терпят такой большой провал: думают, что благословения Божьи — это просто плясать или восклицать, или делать что-нибудь подобное, что исцеление — это всего лишь наша возможность вернуться в этот мир.
45 Когда нас уносит в эти стратосферы, Бог даёт нам зрение увидеть далеко, что это Отец, Его любящая милость к Его детям, Его отпрыскам, это должно дать им предвкушение того, что приближается нечто намного более великое. Да!
46 Мы раньше пели эту благословенную старую песню:
Что за блаженство, мой Иисус!
О, этот славный небесный союз!
Божий наследник — Им я спасён,
Кровью очищен, Духом рождён.
47 Вот это настоящий орёл Божий, который может взмыть далеко-далеко, не просто ради выкрутасов, но чтобы увидеть издали. Вспомните пророка Наума, который был примерно четыре тысячи лет назад. Однажды этот великий орёл Божий взобрался ввысь.
48 И ещё одно, орёл не махает крыльями, чтобы летать. Орёл только расправляет крылья и становится просто свободной птицей, когда отрывает ноги от земли. Он только подпрыгнет и пару раз взмахнёт, а потом… чтобы только поймать ветер под крыльями, а потом он не старается и не напрягается. Он больше не скачет, и он больше не махает крыльями. Он просто расправляет крылья и позволяет завихрению воздушного потока от земли унести его ввысь.
49 То же самое и с настоящим верующим — он не скачет из одной церкви в другую, с места на место, и не бегает по методистам, баптистам, пятидесятникам и назарянам, туда-сюда. Он просто принимает Христа как своего Спасителя и расправляет крылья в Слове Божьем, Которое кормит его из Своих уст, и он парит вверх, просто отдыхает. Крылья у него сильные, ему не надо махать. Он крепкий, он ни пёрышком не пошевелит.
50 О-о, это властелины неба! Они просто берут и опускают перья, и ловят ветер, и просто уносятся вдаль. А как он умеет это делать!
51 Этот великий орёл по имени Наум четыре тысячи лет назад поднялся в Духе Божьем на такую высоту, что увидел кольцевую дорогу в Чикаго четыре тысячи лет спустя. Сказал: “Колесницы будут нестись по широким дорогам; будут сверкать, как молния; блеск от них, как от огня; они будут сталкиваться друг с другом”.
52 Ведь те пророки поднимались на такую высоту, что видели грядущие события издалека. Если бы в этом месте никогда не было света, на этом континенте никогда не было бы солнца, и вы смогли бы подняться вверх на такую высоту, что увидели бы солнце в другой стране, и увидели бы, что оно направляется в эту сторону, то вы смогли бы опуститься вниз и сказать: “Однажды будет растительность, будут другие вещи. Это место было бы холодным и мрачным, но как только появится солнце, вместе с ним появится и растительность”. И они… вы могли бы это увидеть. А потом, когда солнце, наконец, прибудет сюда, всё то, что вы видели издалека, появится здесь.
53 Именно так Бог поступает со Своими пророками. Они поднимаются, и он знает, потому что верою они увидели, что наступит день, когда с грехом будет покончено, когда больше не будет ни болезни, ни скорби. Смерть и скорбь удалятся, и не будет места для старости, не будет места для плакальщиков, не будет кладбищ, не будет разочарований! Орлы Божьи взлетели в стратосферы Божьи на такую высоту, что они увидели приближение того дня и опустились назад, и записали об этом в этой Библии. И каким-то образом, когда входишь в ту сферу, ты чувствуешь, что нечто приближается, нечто вызывает у нас жажду.
54 Вчера вечером я разговаривал на веранде с мистером и миссис Келли — это родственники брата Невилла. И мы беседовали о воскресении. Я сказал: “Обратите внимание на этих птичек, даже на их пение”. А мы как раз говорили о той рыбке, которая ожила там на днях на реке. Как я вам рассказывал, по-моему, в прошлый раз, когда был здесь, как он, брат Лайл, сидел там и вытащил через её ротик внутренности, и бросил её в воду, она пробыла мёртвой полчаса. И когда Святой Дух пришёл и сказал: “Изреки!” — незначительная рыбёшка получила жизнь, перевернулась и поплыла обратно к своей родне, потому что там был безграничный Бог.
55 Он заботится обо всём, что Он сотворил, хотя у этой рыбки нет души. Эта рыбка не могла возжелать попасть на Небеса. Животные: лошадь, корова, собака, другие животные — у них нет стремления попасть в потустороннюю жизнь, потому что у них нет души. А вот мужчины и женщины, у которых есть душа, стремятся к чему-то другому. Та благословенная жажда, которую Бог вложил туда — для того, чтобы жаждали Его.
56 О-о, орёл — чудесная птица, ему уподоблены Божьи наследники.
57 Года два назад, мне кажется, мы с женой и тёщей, многие из нас решили провести день в зоопарке Цинциннати. И я гулял тогда, по-моему, с Саррой, с доченькой, гулял, чтобы занять её чем-то, чтобы она посмотрела лесного сурка, белочек и разных животных.
58 И я дошёл до вольера, где были птицы, и моё внимание привлекла огромная клетка, громадная клетка, и я услышал ужаснейший, самый жалостный звук из всех, что я слышал. Подойдя туда, я увидел большого орла, которого поймали люди хитроумными приспособлениями. Они поставили ловушку и поймали его, и посадили в клетку.
59 И этот здоровяк отходил в одну сторону клетки, он начинал махать большими мощными крыльями и ударялся о те железные прутья так, что чуть ли не терял сознание, он падал без чувств. Он махал крыльями что было сил, пытаясь освободиться, а в результате он только падал опять посреди клетки. Пёрышки и пух у него на голове были содраны, он был весь в крови. Кончики его огромных крыльев были отбиты так, что они кровоточили, потому что он со всей силы ударялся о ту клетку, чтобы освободиться.
60 И я немножко постоял там, взял дочку на руки, я подумал: “О Боже, ну и зрелище!” Орёл, небесная птица, ведь его дом не на земле, его дом — в воздухе. Это создание не привязано к земле, но хитроумными приспособлениями человек поймал его, и сколько он ни пытался освободиться, он не мог этого сделать, и он, так сказать, просто вышибал себе мозги о те железные прутья.
61 Я подумал: “Ведь так оно и есть: люди пытаются освободиться от этих хитроумных приспособлений сатаны, зачисляясь в церковь или стараясь делать всё, что делают”. Вы только вышибаете себе мозги. У вас ничего не получится, вы в клетке, вас поймали, и вы не можете освободиться так же, как не мог тот орёл. Только та Рука, которая сильнее вашей, может освободить, только та Рука, которая превосходит вашего пастора и любую деноминацию — только Рука Божья может это сделать.
62 Затем я увидел, как этот огромный орёл, который столько раз пытался, и безуспешно, опрокинулся вот так на голову и лежал там. Я смотрел, как он кровоточил, а его усталые глаза были устремлены вверх, на высоты неба. Ведь там он и должен был находиться, но между ним и его свободой стояли решётки, которые он не мог преодолеть. Я подумал: “Какая жалость! Ведь это небесное существо, птица, рождено для этих атмосфер и стратосфер, а потом было заточено здесь в клетку на всю оставшуюся смертную жизнь”. Я подумал: “Какое жалкое зрелище!”
63 О-о, но я видел зрелище и похуже, когда я видел мужчин и женщин, которые родились для того, чтобы быть сынами и дочерьми Божьими, а сами сидят в клетке и бродят в этом мире в ловушке греха и зачатые в беззаконии, ходят по этой земле, пытаясь удовлетворить своё стремление какими-то мирскими удовольствиями.
64 Не то, что я хочу сделать замечание или выставить кого-то в плохом свете. Я только хочу сказать вот что: на днях, когда я только вернулся из Чикаго, я был с женой на улице Спринг — она покупала одежду для деток перед поездкой в Канаду — и по улице шла мать, и как была одета эта леди, неся ребёнка на руках — это позор для человечества.
65 И я подумал: “Бедная женщина, наверно, кем-то любимая, мать этого драгоценного ребёночка, а сама с сигаретой во рту, пепел летит прямо на ребёнка”. И я подумал: “Эта женщина могла бы быть королевой в какой-нибудь семье, эта семья могла бы быть мирной и прелестной, но, несомненно, вместо Библии там всюду сигареты, всюду пиво и ссоры, и зависть”.
66 Это из-за того, что они оказались в клетке обстоятельств: радио, телевиденье, нецензурные программы, любовные романы и подобные вещи пленили умы американцев, и они стали рабами современного общества, хотя родились как сыны и дочери Божьи.
67 Однажды я поехал в психиатрическую больницу и увидел там молодых девушек, которые… Я навестил одну женщину, придя туда с её матерью. И ле-… девушки… Эта молодая леди, конкретно она, умывалась прямо из подкладного судна. И я спросил: “Что случилось?”
68  Она была призвана на служение Богу, но у неё всё пошло наперекосяк. Появился какой-то парень, пройдоха, который бросил её в клетку мирской жизни, и она оказалась в плену и лишилась рассудка, умственных способностей, и попала в психиатрическую больницу.
69 Несколько дней назад был с другим местным служителем в одной семье, где милая девушка, дочь врача, была… потратила большую часть жизни, практически всю свою жизнь, до тридцати или тридцати пяти лет — красивая девушка. И её мать позвонила мне вся в слезах, и это милая девушка.
70 И какой-то современный учёный-скептик повлиял на этого милого ребёнка, сказав: “Ты хочешь мне сказать, что тебя никогда не целовал парень? Ты не представляешь, как ты себя обделила”. И направил её мысли в этом направлении, и посадил этого драгоценного орла в клетку.
71 И её дорогая матушка на веранде пожала мне руку и сказала: “По Божьей благодати она выйдет на свободу”. Так оно и будет.
72 Но видим, что орёл Божий, который парил в незримом небе, может быть пойманным в такую ловушку. Сегодня в городе таких полно.
73 Мужчины и женщины, которые родились свободными, которые родились как сыны и дочери Божьи, чтобы жить выше греха и подальше от греха, кутят в барах и на танцплощадках, потому что эта паутина распутничества1, как паук, заматывала их и заматывала, так что они попались в эту ловушку из-за нецензурных программам, школ и атеистических учений, и всяких современных дьявольских приспособлений и, к сожалению, должен сказать, зачастую и из-за современной церкви, которая позволяет им становиться разболтанными, делать всё, что им захочется — главное, чтобы они принадлежали к церкви.
74 Позволь сказать тебе, мой дорогой, возлюбленный друг: принадлежать к Церкви живого Бога можно только одним способом — не зачислиться в неё, а родиться в ней. Натура изменяется и всё прежнее, тогда ты свободен.
75 Так вот, Бог уподобил Своих наследников орлу, потому что орёл делает ещё одно — орёл строит своё гнездо очень высоко. О-о, сколько раз я спрыгивал с лошади, привязывал её к молодому деревцу и брал бинокль, и искал в небе орла, чтобы просто поизучать его в высоких Скалистых горах. А орёл строит себе гнездо как можно выше. Зачем? — Для безопасности и защиты. Он на такой высоте, что хищники не могут до него добраться. Если койот попытается приблизиться к орлиному гнезду, он сломает себе шею.
76 О-о, вот почему Бог уподобил Свою Церковь орлу — потому что гнездо орла, то есть Церкви, построено гораздо дальше забот этого мира, в безопасной зоне, по ту сторону Крови, куда современным рыскающим хищникам никак не добраться. Он сказал: “Вы — город, построенный на холме, светильник, зажжённый в комнате”. О-о, нечто… Церковь живого Бога построена на высоте, на высоких стремлениях!
77 Когда я слышу о церкви, у которой нет стремления расти, с этой церковью что-то не в порядке! У Церкви живого Бога высокие стремления.
78 И ещё одно, Церковь живого Бога построена на высоте, потому что её надежды и ожидания — на высоте. Скажете: “Ну, мы ходим в церковь. Наш отец служил в этой церкви много лет назад”. Может быть, это и неплохо, но Церковь живого Бога не может сидеть на месте, она стремится подняться выше, дальше.
79 Сегодня мы видим исцеление слепых, а завтра мы ждём воскресения мёртвых. Когда мы увидели, как природа повинуется Его голосу, тогда мы ожидаем Пришествия Христа. У неё высокие стремления, у неё возвышенные надежды, у неё возвышенные ожидания. Она построена на высоте. Она стоит как монумент.
80 Христианин за работой располагается на возвышенности. У него высокие стремления — отвоевать для Христа своего начальника или ещё кого-нибудь. Это так. У него возвышенные ожидания, что Бог где-нибудь даст ему возможность с кем-то побеседовать.
81 Орлица строит себе гнездо высоко, и она ищет этой возможности, и у неё рождаются птенцы, и когда они рождаются, они в безопасности.
82 И Церковь живого Бога, которая строит свои стремления на самом высоком пике, на самой твёрдой Скале, на Христе Иисусе — когда их малыши рождаются во Христе, они в безопасности: “Имя Господне — крепкая башня, вбегают в неё праведники и безопасны”. Конечно.
83 О-о, это сильная птица. Но со временем… (О ней много можно было бы говорить.) Но наступает… (теперь к теме) …наступает определённое время после рождения её птенцов, или когда они вылупятся. Орлица откладывает яйцо, и у неё вылупляются птенцы. Это беленькие, пушистенькие птенчики. И мать кормит их из клюва, пока они не станут птицами крупного размера. И когда они у неё появляются, она спускается и находит добычу. Потом она возвращается, чтобы накормить своих птенцов.
84 Как сильно это отличается от курицы! Привязанная к земле курица устраивает гнездо на скотном дворе, в “гробу”, открытом для любой куницы и кого угодно, кто будет пробегать мимо.
85 Я сравниваю это с сегодняшней мирской церковью, с мирскими людьми нашего времени — они ведь просто говорят: “А-а, ну, приводите их, крестите, заносите их в список”. Они беззащитны, а орёл — нет. Никак нет. Орёл не станет так делать. Возможно, вас примут в церковь, и вы можете носить шорты и выпивать, курить и всё такое. Возможно, старая церковная курица вам это накудахтала, но только не мать-орлица. Она унесёт вас намного дальше.
86 О-о, вы скажете: “Курица — это тоже птица”. Я знаю, но это привязанный к земле падальщик. Это так. Она и понятия не имеет о небесных просторах. Она никогда там не бывала, так что она просто устраивает себе гнездо тут внизу, и выживает сильнейший. Но орёл намного умнее.
87 Когда у неё рождаются птенцы, то есть, у матери-орлицы, наступает время, когда мать-орлица решает, что её орлята не будут как цыплята. (О-о, я люблю это! Надеюсь, это глубоко западёт.) Эта мать-орлица решает, что её детки не будут вести себя так, как остальные цыплята, эти привязанные к земле птицы. Она должна передать им опыт.
88 То же самое Христос делает и со Своей Церковью. Есть нечто большее, чем простое зачисление в церковь, принадлежность к деноминации. Есть нечто большее, чем просто быть порядочным гражданином. Конечно. Христос здесь, как мать-орлица, Который следит за тем, чтобы вы нечто пережили.
89 И мать-орлица имеет всё необходимое для того, чтобы заботиться о своих птенцах и проследить за тем, чтобы у них был надлежащий опыт. Так что наступает время, когда в гнезде происходит переполох.
90 О Боже, пошли переполох в наше гнездо!
91 Вообще-то, орёл — это такая птица, которая обновляет свою молодость. Время от времени, каким бы он ни был старым, он снова превращается в молодую птицу, не по… по годам, а по своему физическому устройству. Он обновляет свою молодость. В Библии о нём так сказано: “Обновится, как у орла, юность твоя”. Он обновляет свою молодость.
92 Какой прекрасный прообраз Церкви! Когда мы изнурённые, утомлённые, потрёпанные, мы входим и обновляемся в силе, и поднимаемся, как орёл, над всеми своими заботами, модами и вещами этого мира.
93 Затем мы ещё видим, что эта матушка, в один прекрасный день наступает такое время, когда она считает, что гнездо нужно взбудоражить. Она прилетает, такое впечатление, что с ней что-то не так. Она осматривает своих малышей, она исследует их. О-о, я лежал с биноклем и наблюдал за ними.
94 И она прилетает, внезапно садится на гнездо и издаёт пронзительный крик. Что она делает? — Она учит этих птенцов своему зову: “Мои овцы знают Мой голос”. Эти птенцы никогда не были за пределами гнезда. Они всё время только там и жили.
95 Поэтому что она делает? В Библии это называется так: она будоражит своё гнездо. Она садится на гнездо, точнее, на край гнезда, и кричит, и она берёт, и бьёт этими большими крыльями раз за разом, и она создаёт над ними несущийся ветер.
96 Что от этого происходит? Для чего она это делает? — Для того, чтобы сдуть все болтающиеся перья. О Боже!
97 Она собирается отправиться с ними в первый пробный полёт, вывести их из гнезда. И если Церковь когда-то и должна вылезти из гнезда, так это сейчас! И эти два больших крыла — это Слово, она даёт им Слово, и через Слово приходит этот несущийся сильный ветер, как было в день Пятидесятницы. Он сдувает все болтающиеся перья; всё мирское, за что вы держались, просто исчезает, когда сходит этот несущийся сильный ветер через Слово. Сдувает все болтающиеся перья, всякие маленькие              “-измы”, всякий малейший фанатизм, всё мирское до мелочей — он выдирает все болтающиеся перья, потому что когда вы туда подниметесь, вы поймёте, что эти болтающиеся перья станут причиной вашей смерти.
98 И разболтанная жизнь в церкви является причиной духовной смерти в церкви.
99 Мать решает, что её малыши готовы подняться. Имейте в виду, они ещё никогда не чувствовали ветер. Они — орлы, они родились в расселине скалы. Мне это нравится!
100 Бог сказал: “Я сокрою тебя в расселине скалы”, — в расселине, которая в Его боку. “Я сокрою тебя там”. Ведь вы там и родились!
101 Птенцы рождаются в расселине скалы. Они понятия не имеют о ветрах. Так что первый ветер, который они ощущают, создаётся крыльями матери, не какой-то мирской, придуманной церковью теологией.
102 Но настоящий орёл рождается от Духа Божьего, Божьи орлы. Первый ощущаемый им несущийся ветер — это не какая-то напускная эмоция, это дуновение идёт на него через Слово Божье и срывает с него все болтающиеся перья. Он проходит испытание. Он собирается отправиться в полёт.
103 О Боже, встряхни сегодня церковь Словом, сдувая все малейшие нестыковки, мелочные “-измы”, и малейшее одно и другое.
104 И когда она их обдувает, и когда сдуваются все болтающиеся перья, тогда она опускается в гнездо и крылья, сложенные у неё по бокам, она берёт и расправляет. (О-о, мне это нравится!) Просто расправляет их, и все орлята садятся на её крыло.
105 Так вот, не забывайте, у неё такие перья, что плоскогубцами их не выдернешь. И эти орлята крепко-накрепко вцепляются лапками в эти уже испытанные перья на крыльях.
106 Что такое крыло? — Слово. И каждое чадо Божье крепко-накрепко хватается своей верой за вечное Божье Слово, испытанное временем, для своего первого самостоятельного полёта.
107 Она будет передавать им опыт. Несущийся ветер был только для того, чтобы повылетали болтающиеся перья, так что у них они держатся нормально. Может, у них в крыле дырка, перьев не хватает. А когда они вцепятся своими клювиками… Смотрите, они берут, дотягиваются своим клювиком и хватаются за крепкие, сильные перья в крыле матери, и она встряхивает их. Просто каким-то образом они умеют это делать. Почему? — Это прирождённые орлы. При всём желании вы не смогли бы заставить цыплёнка это сделать — он понятия об этом не имеет.
108 Вот почему эта холодная, формальная, так называемая современная религия никакого понятия не имеет о благословенном переживании высшей и лучшей жизни. Они ничего в этом не понимают. Они говорят: “Ай, эта Библия неправильно переведена. С Ней одно, другое и третье”.
109 О-о, брат мой, если ты сегодня болен, вцепись когтями в каждое Слово Божье и приготовься к полёту!
110 Мать поднимает тебя с кровати, мать не хочет, чтобы ты там оставался. Мать решила, что её дети (её выводок) не будут такими, как выводок этой захудалой курицы на том скотном дворе. Она не хочет, чтобы они такими были, поэтому она должна передать им опыт. А чтобы набраться этого опыта, они держатся за Слово, за крылья, хватаются и просто лежат там. О-о, когда наблюдаешь, как они это делают — это такая драма!
111 О-о, однажды я лежал на животе на скале там, в Коррал Пикс, брат Вудс, и я заплакал, как ребёнок, так что даже слез и закричал. Я даже лошадь прогнал. О-о, я ничего не мог поделать, но я подумал: “О-о, птенчик, все мелкие пташки и все вороны, и все канюки на свете могли бы тебе твердить, что эти перья не выдержат, но ты лучше знаешь, потому что ты родился орлом”. О-о, если вы родились как чадо Божье, вы сможете уверенно бросить якорь на любое божественное обетование и держатся за него. Безусловно, вы знаете.
Стою я на Скале Христа,
В других основах лишь песок.
112 Ничто вас не поколеблет. “На этом Я построю Церковь Мою, — сказал Иисус, — и врата ада не смогут одолеть её”. Ничто никогда её не поколеблет. Это непоколебимая Скала вечного Божьего Слова. Даже в предсмертные часы, когда не осталось никакой надежды, рождённое чадо Божье может твёрдо встать на вечное Божье Слово, заглянуть дальше этих слёз и сказать… посмотреть на Него, Который сказал: “Я есть воскресение и Жизнь”. Даже сама смерть никогда не поколеблет их. Это орлы, это рождённые с Небес птицы. Их натура в них устроена так, что они верят в это и доверяются этому.
113 Когда она кричит, они знают этот голос. Она проповедует им. Она расправляет Своё Слово, Слово Божье, Свои огромные крылья.
114 Вот что Он простирает сегодня утром к вам, больные люди. Те больные люди, которым кажется, что вы просидите так всю жизнь: если дьяволу удастся убедить вас поверить в это, значит, он вас сцапал. Но, дорогие орлята, Бог расправляет Своё Слово, положитесь на Него, стойте твёрдо! Пусть ничто не поколеблет вас. Оно испытано временем.
115 Если вы — грешник и боитесь умереть: “Брат Бранхам, что мне делать, когда эти слабенькие нити жизни начинают рваться, и моя душа погружается в какую-то неизвестность?” — вцепитесь верой в Его Слово: “Я опять приду и приму вас к Себе, чтобы где Я, там и вы были тоже. Слышащий Слова Мои и верующий в Пославшего Меня имеет вечную Жизнь. Едущий плоть Мою и пьющий Мою Кровь, кормящийся из Моего клюва, имеет вечную Жизнь, и Я воскрешу его в последний день”.
116 Несмотря на все земные испытания за омрачающей завесой и слёзы и скорби этой жизни, настоящий орёл цепляется когтями и говорит: “Стою я на Скале Христа. Я буду покоиться на крыле моей Матери, держась за крылья креста, зная, что через это пришло искупление”.
117 Она поднимает их в небо. О-о, ведь если вы держитесь за Божье неизменное Слово, у вас будет… очень скоро у вас будет испытательный полёт.
118 Так вот, эта мать расправляет крылья и уносится в небо. Она не может передать вам опыт, оставив вас здесь на земле. Она должна поднять вас на большую высоту.
119 Сегодня вся беда в том, что мы ползаем по грязи. Я раньше говорил папе, что я умею плавать. И я прыгал с маленького ящика в воду сантиметров тридцать глубиной, и грязь разлеталась во все стороны, и я бил вот так руками. Однажды я сказал моему дяде, что я умею, так он взял весло и столкнул меня в воду метра два глубиной — это было другое дело. Вот что сегодня с церковью — она ползает по грязи: просто приходят в церковь, споют гимн и расходятся по домам.
120 О-о, близок тот час, когда мы должны будем взлететь!
121 Эта мать-орлица, когда она расправляет свои крылья, своё слово, каждый орлёнок держится за определённое обетование, она поднимается на этих больших профессиональных крыльях, на которых сидят её птенцы. Она летит дальше, дальше и дальше, а они держатся. О-о, они не станут отпускать, это орлы. Они могут пролететь прямо через бурю — это не имеет никакого значения, они всё равно держатся.
122 И когда вы — орёл, если Бог вложил в ваше сердце обетование, врач может говорить, что вы завтра умрёте, но вы всё равно будете держаться. При любой встряске, при любом шторме:
Среди волнений, бурь и зла
На якоре Его держусь.
 Я не понимаю, как я через это пройду, но я держусь на этом Якоре.
123 Дальше, дальше, дальше и дальше, пока она не поднимается на большущую высоту. А когда она набирает такую высоту, что её практически уже не видно, она делает странную вещь — она стряхивает их всех с себя прямо в воздухе.
124 О-о, обязательно придёт такое время, когда у вас должен наступить этот момент.
125 Почему она поднимается так высоко? — Это орлы. Они не могут подняться так высоко, если они не орлы, они бы погибли, ещё не поднявшись туда, но они — орлы.
126 И настоящий верующий — что бы ни говорили атеисты, что бы кто ещё ни говорил — если это Божьи орлы, они придерживаются Слова, куда бы Оно их ни повело.
127 И когда она поднимается туда, она встряхивает вот так крыльями, и орлы падают во все стороны. Она издаёт пронзительный крик. Что она делает? — “Дети, давайте сами!” Эти птенцы начинают махать крыльями на огроменной высоте, где ни ворона, ни ястреб и никто другой не может их поймать.
128 Именно так Бог ведёт вас. Он вводит вас в новое переживание, которое недосягаемо ни для церквей, ни для деноминаций и ни для кого другого, когда Он стряхивает вас однажды, чтобы вы сами полетали.
129 А, стряхнув их, разве мать оставляет их? — Нет, дорогуша. Она кружит вокруг них и начинает наблюдать за каждым из них. И как ей, должно быть, забавно, когда видит, как эти малыши вверх тормашками и по-всякому, просто махают изо всех сил. Разве они боятся? — Нет, они никогда не боятся, потому что они доверяются вездесущности своей матери и её превосходной способности опять поднять их. А если один вдруг выбьется из колеи и его занесёт в какую-нибудь крайность, вы знаете, что она делает? — Она пикирует, подхватывает его снизу на Своих крыльях (на Своём Слове) и опять поднимает его в благодать.
130 Неудивительно, что я — кальвинист. Аминь! [Брат Бранхам хлопает в ладоши—Ред.]
131 Бог устремляется вниз со Своим Словом и подхватывает Своего орла, опять поднимает его.
132 Так что они беззаботны, они просто махают и махают, орут и кричат, и проводят настоящее пятидесятническое пробуждение. Эти птенцы, иногда они падают и переворачиваются, а им всё равно — за ними наблюдает мама. Так точно, она парит прямо вокруг них, прямо по кругу. И странное дело, она может подхватить каждого из них. Если что-нибудь начнёт происходить, она просто издаёт этот пронзительный крик и расправляет вот так своё слово, и они вцепляются прямо в эти перья вот так, и крепко держатся, спасая свою жизнь. Какая чудесная птица!
133 Какой чудный Спаситель! Да, какой чудный Спаситель!
134 А когда она спускается — после того как их кидало по сторонам на протяжении всего испытательного полёта, их первого короткого полёта — тогда она расправляет свои крылья и издаёт крик. Она подхватывает одного, подхватывает другого. О-о, вот это да! Затем она опускает их в долину. Они там ещё никогда не были, они были только в старом гнезде, в противном гнезде, вонючем. Она опускает их в долину, где перекатывается и журчит вода.
135 “Господь — Пастырь мой, — сказал Давид, — я ни в чём не буду нуждаться. Он водит меня к водам тихим”. Как чудесно!
136 Говорят, что однажды фермер посадил курицу, а под неё подложил орлиное яйцо. Итак, когда курица какое-то время посидела, у неё… Интересно, кто здесь из женщин знает, сколько подкладывают яиц? Ну, эти фермеры знают. По-моему, нужно пятнадцать штук. А у него было четырнадцать яиц, так что он подложил под неё одно орлиное яйцо. Наверно, так оно и есть, из всего выводка вылупляется, наверно, только один. Так что она… он посадил эту квохтуху в атмосфере скотного двора. Наконец, через какое-то время они все вылупились. Когда вылупился этот орлёнок, для остальных он был странной на вид птицей. [Пробел на плёнке—Ред.]
137 То же самое и с настоящим орлом, когда он рождается в одной из этих, так сказать, заумных современных церквей, он как бы нестандартный.
138 Он не мог понять, что кудахчет курица.
139 То же самое и с настоящим христианином, который родился сегодня в таком курином гнезде — они не могут понять.
140 “Ну, пойдёмте, детки. Просто… Ай, всё в порядке”. Старая курица выводит их на скотный двор, и они возятся в навозной куче и всё такое. Этот орёл не мог этим питаться. По натуре он был совсем другой. Он чуть ли не умирал с голоду. Таким же образом и настоящий христианин попадает в эти старые морги.
141 “О-о, приходи и зачисляйся в церковь. Занеси фамилию в список и… О-о, всё нормально. Можешь одевать шорты и косить траву днём. Я считаю, что так прохладнее”. Это нелепо, и у настоящего орла ума хватает. “Да ну, выпивка за компанию никому не повредит”. Это грех! Настоящий орёл это знает! [Брат Бранхам стучит по кафедре—Ред.] “В курении сигарет нет ничего плохого”. У настоящего орла ума хватает, у него совсем другая натура.
142 Он просто ходил вместе с этой кучкой цыплят. Мамаша говорила: “Идите сюда”. И они что-то клевали, и весело проводили время на больших встречах: “О-о, ну, мы пожульничаем в карты. Мы заплатим пастору”. Орёл стоял снаружи, ему такого не надо. Никак нет. Просто нечто в нём отличалось.
143 Вы когда-нибудь видели вылупившегося в таком вот “курином гнезде”? Я имею в виду эти современные церкви. Они встают и произносят славословие, и апостольский символ веры, и споют пару песен, поговорят о цветочках и разойдутся по домам — этим орла не накормишь. Это падальщики. Он терпеть такого не может. Так что он тащился позади следом, как гадкий утёнок, знаете.
144 И эта квохтуха находила какой-нибудь… что-нибудь там и кудахтала своим цыплятам, что она что-то нашла в навозной куче, и она кудахтала своим цыплятам. А орлёнок просто подойдёт, посмотрит на это и скажет: “Я просто не могу участвовать в этом”. Благодарение Богу за Его натуру.
145 Вот почему я верю в избрание. Вы такие, какие есть, по благодати Божьей! Не то, что вы сами кем-то стали, а это Бог сделал вас такими по Своей суверенной благодати до основания мира. Вы можете сколько хотите стараться быть добрыми и ходить в церковь: “Это не от желающего и не от подвизающегося, а от Бога милующего”. Верно.
146 Он от роду орёл. Он просто терпеть этого не может. Не волнуйтесь. Люди могут говорить: “Не связывайся с этим сборищем святош, они такие, сякие и эдакие”. Не волнуйтесь, он бесповоротно направляется этим путём.
147 Теперь смотрите. Эти цыплятки ходили, они думали, что чудесно проводят время.
148 Но, знаете, однажды, когда они были на скотном дворе, с неба раздался крик. Эта мать случайно проносилась мимо, она посмотрела вниз. Она увидела, как этот птенец плетётся, оглядывается.
149 О-о, брат мой, Он малых птиц питает2, мы знаем одно — Бог знает Своих.
150 Мать-орлица случайно пролетала над этим скотным двором и посмотрела вниз. Она увидела своего малыша. Фермер украл его (верно), яйцо из её гнезда, но он был её. Она закричала ему: “Дорогой сыночек, ты не цыплёнок, ты — орёл! Ты — мой. Я прилетела за тобой”.
151 Я помню тот вечер, когда Бог прокричал так ко мне: “Ты не от мира сего. Ты не один из этих цыплят. Ты от роду не цыплёнок, ты — орёл. Ты — Мой, и Я прилетел за тобой”.
152 “Теперь, сыночек, встань и послушай, что я тебе скажу. Просто подпрыгни и замахай крылышками”. Она кружила над скотным двором.
153 О-о, я молю, чтобы в этот самый час Он закружил над скотным двором: “Ты — Мой, ты принадлежишь Мне”.
154 В этом голосе было нечто такое, что он понял — это означало: “Прощай, курятник”. Он сделал сильный взмах крылышками и сел на столб, стоявший на скотном дворе. Он понял, что у него кое-что получилось. Я бы сказал, в тот момент он зачислился в деноминацию, попал в самую среду пятидесятнической организации.
155 Его мать снова закричала, сказав: “Сыночек, ты должен подняться ещё выше”.
156 Я считаю, что мы тоже должны. Мы должны подняться выше какой-то организации или деноминации, или вероисповедания.
157 Она сказала: “Просто-напросто сделай ещё один прыжок и махай изо всех сил. Я подхвачу тебя своими крыльями и подниму тебя в то место, где ты и должен быть”.
158 Сегодня утром так оно и есть, друг. Может быть, ты болеешь. Может быть, в твоей церкви не верят в божественное исцеление. Может быть, ты грешник, в твоей церкви не верят в крещение Святым Духом. Но нечто в тебе взывает к Богу. Почему? — Ты родился орлом. Сегодня утром Он здесь и готов унести тебя. В Его Слове так говорится. Давайте просто… Когда Он расправляет Своё Слово, давайте сегодня уверенно возложим свои надежды на Его вечное обетование. Когда смерть, наконец, поразит нас: “Я не убоюсь зла, потому что Ты со мной, Твой жезл и Твой посох — они успокаивают меня”.
159 Давайте поразмыслим обо всём этом, склонив на минутку головы. Пока мы в этом помещении, я хотел бы в это утро узнать: есть ли здесь в это утро орёл, который уже давно бродит по скотному двору, вам порядком надоело всё это, просто притворяетесь, что вы — христианин, ведёте бесцельный образ жизни?
160 И каким-то образом некий ветерок повеял в это утро на вашу душу через проповедь Слова. Вы знаете, что это такое? — Это Мать сдувает перья, которые оторвутся, мирские мелочи, за которые вы держались, которые не давали вам быть настоящим христианином: небольшое сомнение, небольшой страх, этот клубок мирского, за который вы держались; та компашка, к которой вы привязались. Пусть этот ветер сегодня поотрывает у вас все эти перья, затем придите в Отчий дом. Сегодня Он готов унести вас ввысь.
161 Поднимите, пожалуйста, руку те, кто здесь нуждается в этом, и скажите: “Брат Бранхам, вспомни меня сегодня в молитве, когда будешь молиться”. Вы поднимете? Благословит Бог тебя, леди, и тебя, брат, тебя, тебя. О-о! Благословит Бог тебя, брат, в том конце и тебя, мой брат. [Пробел на плёнке—Ред.]
На земле всё скоротечно,
На мирское не взирай.
Устоит лишь то, что вечно,
В Божьи руки всё предай. 

В Божьи руки всё предай,
Ввысь надежды устремляй.
Он есть Тот, Кто не изменит,
В Божьи руки всё предай.
 Послушайте:
Коль пройдём Его тропою,
Богу верность сохраним,
Вознесённою душою
В Славе светлый Дом узрим.

В Божьи руки всё предай,
Ввысь надежды устремляй.
Он есть Тот, Кто не изменит,
В Божьи руки всё предай.
162 Теперь да пребудет с вами Господня благодать и почивает на вас изобильно. Обращаюсь к вам, поднявшим руки, к тем, которые должны были их поднять (понимаете?): примите это прямо сейчас не на основании эмоций, но на том основании, что Бог дал обещание, и Дух проговорил к вам. Хватит вам сидеть в гнезде, вы — орёл. Просто вцепитесь верой в Его обетование, и вы — христианин. Как бы сильно ветер ни встряхивал, просто держитесь за него крепко.
163 Однажды я видел, как мать-орлица забрала свой молодняк, когда приблизился койот. Ну, она бы разорвала этого койота в клочья. Она расправила крылья, и эти птенцы запрыгнули ей на крылья. Приближалась буря, и из-за ветра, проходящего по тем горам, скатывались камни, наверно, со скоростью сто километров в час. Она стрелой понеслась в то ущелье, она полетела прямо в расселину скалы со своими птенцами.
164 В жизни бывают сильные бури. Однажды вы подойдёте к Иордану. Это так. О-о, я уже поговорил с Ним по душам. Я не хочу, чтобы тогда были проблемы. Я хочу решить этот вопрос уже сейчас. В то утро будет тяжко: брат мой, луна не даст света своего, солнце станет мрачным и кровавым, звёзды содрогнутся, как незрелая смоковница, потрясаемая со смоквами своими, на земле будут извержения, демоны будут кричать, люди выбегут на улицы. Я не хочу, чтобы тогда возникли проблемы. Я хочу быть уверенным в этом прямо сейчас. Я уже поговорил с Ним по душам. Сейчас самое время поговорить с Ним по душам, не тогда, а сейчас. Тогда будет слишком поздно. Я хочу иметь на руках билет. [Пробел на плёнке—Ред.]
165 Я хочу, чтобы вы хорошенько это усвоили. Я обнаружил… А вчера вечером, точнее, сегодня рано утром Господь проговорил, когда я молился, опустился вчера в подвал, постоял там какое-то время на коленях пред Богом в молитве. Похоже, мне пришла такая мысль, я сказал: “Завтра утром будет как бы прощальное, как я делал раньше”. Сегодня утром я стартую не как Давид встретился с Голиафом, а как орёл взлетел ввысь. Понимаете? В новом прообразе.
166 Обратите внимание, я хочу, чтобы вы записали это себе на корочку, конечно, это записывается здесь на плёнку.
167 Так вот, есть одна причина, почему люди не получают исцеление. Это не из-за того, что… Смотрите, я недоумевал: вот сидит один исцелённый, а другой — нет; так продолжается дальше, дальше и дальше; вот ещё один, а потом ещё один. Что-то где-то не так. Я считаю, дело вот в чём: у людей появляется комплекс, особенно у тех людей, которые давно болеют.
168 Так, вы не… Когда я скажу вам, вы воспротивитесь этому, но это правда. Возьмите избалованного ребёнка, этот ребёнок доходит до такого, что ему хочется, чтобы его дальше баловали. У него появляется комплекс. С таким ребёнком ничего не поделаешь, пока хорошенько его не встряхнёшь.
169 Так вот, в определённый момент человек заболевает, он начинает жалеть себя: “Ох, я в таком состоянии. Ох!” Я молился за людей, которые говорят: “Ну, я не верю, что чувствую себя лучше”. Так вам никогда лучше не станет. Так нельзя. Так… С таким отношением к Нему даже не обращайтесь, потому что в Его глазах это неправильно. Не создавайте комплекс, но приходите с крепкой, непоколебимой верой. Это уже решённый вопрос. Бог так сказал, и дело решено уже сейчас.
170 Обычно я молюсь за одну сестру — это миссис Рукс, которая, по-моему, сидит там. Мне всегда нравится подход сестры Рукс. Она исцелилась, умирая от рака, тут в средней школе на моём вечернем служении. Несколько врачей были этим озадачены, но она получила исцеление. Тут недавно она ко мне пришла, у неё ещё что-то было не в порядке. Она просто подошла и сказала: “Брат Бранхам, просто помолись за меня”. Подошёл, помолился за неё. Говорили, что она будет… О-о, говорила: “Вопрос решён, дело с концом (видите?). За меня помолились, дело в шляпе, вот и всё”. Вот об этом я и говорю.
171 Не говорить: “Ну, посмотрим. Нет, по-моему, мне лучше не стало”. О-о, Боже милостивый! Так нельзя приходить. Вопрос решён. Когда повинуешься Божьему Слову, вопрос решён. Просто вцепитесь, как тот орёл. Пусть ветер сотрясает, просто крепко держитесь, и делу конец. Вы понимаете, что я имею в виду?
172 Комплекс — жалость к себе. Тогда вы в жалком состоянии. Это действительно так. Когда вы начинаете себя жалеть, вам хочется, чтобы все вас жалели, и вы сами себя жалеете.
173 Однажды я оказался в таком состоянии, когда сидел там на веранде, и у меня был срыв. Восемь дней безвылазно проводил собрания, вообще ни ел, ни спал, просто оставался на платформе и молился за больных. Я дошёл до такого, что сказал: “О-о, ну, мне лучше уже не станет”.
174 Однажды я услышал крик, и я услышал его в книжке под названием “Христианское исповедание”, написанной Ф. Ф. Босвортом, что христиане, они исповедают не то, что они видят, а то, во что они верят. Что вы видите — не имеет никакого значения, вы не… мы видим не своим зрением, мы видим верою.
175 Мы называем всё это… Авраам называл несуществующее существующим. Он исповедовал, что это существует, хотя не было ни единой, вообще никакой возможности этому произойти. Ему было сто лет, Сарре было девяносто. Но он говорил: “У нас будет ребёнок”. Утроба Сарры была омертвелой. Он сам был всё равно, что мёртвый, но он поверил Богу на Слово, веруя, что Он силён исполнить обещанное. И Бог исполнил это.
176 Как насчёт Даниила в львином рве, с голодными львами? Как насчёт юношей, тех еврейских юношей в раскалённой печи? Что насчёт той женщины, у которой двенадцать лет было кровотечение? Она вовсе не проникалась жалостью к себе. Она сказала: “Если я прикоснусь к Его одежде, я выздоровею”. И она поверила в это. Это остановило Иисуса. Что насчёт слепого Вартимея, когда его пытались угомонить? “Ты… У Него нет времени возиться с тобой”. Он закричал ещё громче, чтобы только услышать от Него Слово. Верно. Что насчёт римского сотника? Сказал: “Господи, я недостоин, чтобы Ты приходил под кров мой, только скажи Слово, и выживет слуга мой”. Вот вам, пожалуйста.
177 Не надо себя жалеть, просто изреките Слово: “Я — Господь, исцеляющий все недуги твои”. Мне неважно, в каком вы состоянии — если вы только вцепитесь сегодня утром в крыла вечного Божьего обетования и скажете: “Это моё, это принадлежит мне. Нечто во мне позвало меня сюда в эту скинию, чтобы за меня помолились. Я хватаюсь за Слово и, какое бы ни было состояние, я не отойду от Него ни на шаг”, — вы выздоровеете.
178 Теперь сыграйте нам “Великий Врач”. А те, кто не может встать, чтобы выйти, мы подойдём и помолимся за вас. Я попрошу тех служителей здесь, которые знают Христа…

Посмотреть только английский текст
A+ | A | A-

As The Eagle Stirreth Up Her Nest

E-1 ...to go into evangelistic service. And I guess many of you are here that remembers the time when we went. And I preached that morning on the subject of David Meeting Goliath. And how many is here that's left out of the group that was here that morning? Oh, a number of you. David Going To Meet Goliath, about eleven years ago. And it started...
That's where I first started, and after that come forth Brother Freeman, Brother Oral Roberts, and Brother Allen, and--and many of the... And Billy Graham come after that, 'course, Billy Graham didn't the take the sides of healing, he went just on preaching the evangelistic side of the Gospel of salvation. And so that was started just according to what the Lord said down there that day when He appeared at the river.
E-2 And now, I just never told my wife or one person this. This is just... I just left this for this morning to say it before the church. It has been all along that I have never been able to find, look like, a spot or a place of a starting place. And I never would want to say, "Well, go do this, or my great meetings, or my this or that." I always, rather, just stand on the sideline and be small, and do the will of the Lord. But, now I feel that one time out of this eleven years, that I am now getting to the spot to where I see what I believe that the Lord is going to do. What my, what I was here for. And I am without any selfishness, or with all that was in my heart to go and serve the Lord, and to try to push the Gospel just as--just as hard as I can, to do all that I can.
E-3 Now, was the little baby here to be dedicated? I thought maybe if I mentioned it, I think... It wasn't, Brother--Brother Neville? Now, my little girl wanted to wait from the Sunday school class to see the baby dedicated, and that's the reason I didn't dismiss the children back into their classes. All right, the little ones can go, now, back to their classes. Mrs. Arnold, their teacher, and--and for the... go to the back. All right. My little Rebekah said this morning, said, this little baby is her uncle's little one, you know, so it... she wanted to see it dedicated, but I guess they haven't got here as yet, maybe a little later on.
E-4 Now, immediately after the--the Gospel message, then we're going to pray for the sick. And I--I'm trusting God that He will do that. I don't aim to speak very long on this because I want to give some time reserve to the sick, to pray for the sick.
E-5 Now, I want to take a portion here of the reading of the Word from our good brother and friend, Brother Collins. I wish to take a portion of this Word, the 11th verse of this 32nd chapter of Deuteronomy, the first line:
And as the eagle stirreth up her nest,...
[Deuteronomy 32:11]
E-6 Now, I want to take a portion here of the reading of the Word from our good brother and friend, Brother Collins. I wish to take a portion of this Word, the 11th verse of this 32nd chapter of Deuteronomy, the first line:
And as the eagle stirreth up her nest,...
E-7 Brother Tony Zabel, I wonder if you'd just offer a word of prayer on God's Word, if you will, Brother Tony. [Blank.spot.on.tape--Ed.]
The eagle is one of the--the birds that I love to speak about and it... he is a masterpiece, indeed. And many times, I have wondered why the Lord likened this great bird to His heritage.
E-8 And studying in nature, and it's, has been, was, nature was my first Bible. I love to watch God in His nature. If you can see one time, go to the mountains and watch how great tall mountains, and the different varieties of timbers, and as they go all the way to the pygmy spruce, and come down through the hemlock, into the birch, and on down into the hardwoods, and out into the deserts. See, the little mountains, the big mountains, the deserts, the prairies, the seas, you can get a--a very good conception of what God is, what He loves.
E-9 I like to go to that virgin place, where it's never been touched by man, just to see the way God likes it. And there's something down in the human heart that longs to see those places. Many will be taking vacations, and going places, and seeing sights. And it's wonderful to do so: to see the change, the sunset, how it sets from the top of the hill, or from the valley. And it's wonderful to see it.
And if, a man that knows God, or the person that knows God, and God is living in their heart, then they'll be more subject to enjoy those things than the unconverted person; because the very God that made the earth has brought Himself into this heart to enjoy His Own creation, what He has done.
E-10 And many experiences that I've had in the mountains and so forth, and in the deserts, and I, oh, I wouldn't take anything for their memories. To watch the... hear the call of the wolf. I can just hear a wolf holler, and cry like a baby.
And how, many times in the mountains, when I was just a boy working on cattle ranch, and--and the rounding up of the cattle, after we'd ride off of a morning when the first row would leave about four o'clock to go through, search down so many cattle. They go all the way to the top realm. And many times, riding out to the... on the first ride of a morning, being just a boy and could, maybe, get through the jungles a little better than the older men, then we'd chase so many cattle down for, maybe, five hundred yards. The second group leaves then about five, six o'clock, and they chase on down to about ten o'clock, and they pick them on up.
And finally, in the nighttime, the valley is full of cattle. Then they place a man there, the wagons go on, they watch these cattle. Then, when all the mountains has been searched out, they drive one valley into the other one, and out into the fields for the... out into the prairies for what we call the cuts, each man to cut his cattle.
E-11 Going up into the mountains, alone, early of a morning, to hear the screams of the wild birds and the call of the coyote when he's making his way in: to me, there's something about it that's Heavenly. Every little creature of God making its familiar whine to its mate. There's something about it, and I've, many times, have referred, as David said, "When the deep is calling to the deep."
My boy, Billy, he was telling me yesterday, he wanted to know where he could give away three gallons of blackberries. And I said, "Where are they at?"
He said, "I haven't picked them yet."
And I said, "Well, why you wanting to give them away?"
He said, "Daddy, I just love to go to the blackberry patch real early in the morning and pick the blackberries. But we're leaving and no way to can them or anything." He said, "If I could just find somebody to give them to, I'd go pick them."
I said, "What do you want to pick them for?"
He said, "I just love to be out there in the blackberry patch early."
I do, too. I... just to get in there, something fresh, all sin has settled around over the earth and somehow or another, the honeysuckles are just a bit sweeter early of a morning. The roses, because that the--the perfume from the rose is settling in the valley, and it hangs there until the breezes comes up and blows it away, and so forth. It speaks this: that it's been alone.
What a beautiful thing it is for someone to get alone in the Presence of God, just set alone. Not make the church, just when you come, to pray at the church, make it your only prayer. Get alone with God.
E-12 And one of my great studies has been, when alone, high in the mountains, as I love them so well, is the eagle. And I wondered sometimes watching them through great glasses, and their habits and so forth, how did God ever liken His heritage, that is His Church, His people, to an eagle?
Studying of the eagle from the book standpoint, I learned that in Palestine alone, there's forty different types of eagles. Some of those are scavengers, some are the regular meat-fed eagle. But the word eagle, itself, means "one that feeds by the beak."
E-13 Now, we'll take that just for a moment. "One that feeds by the beak." In other words, he feeds by his mouth, his young. And that's a good thing, to liken God unto the eagle then, because God feeds His Church by His Word. His Word comes by His mouth. "Man shall not live by bread alone, but by every Word that proceedeth out of the mouth, beak, out of the mouth of God." God feeds His Church by His mouth. Our souls are sustained upon the Word of God. How beautiful that is to the eagle.
E-14 And the next thing is the eagle, that he's such a--a special bird. There's none like him anywhere in all the bird family. There is nothing that can soar like an eagle. How I've watched them till they just go completely out of the reach of my binoculars, just on up into the air to its highest and highest.
You hear very much about the hawk, and the hawk eye. Oh, he's an amateur to the eagle. He couldn't follow that eagle no more than a Model T Ford could follow one of the modern ones. Why, he's so far ahead of that hawk. The hawk would try to go up in the air with him, the hawk would die. And the hawk's eye wouldn't nothing like compare with the eagle.
E-15 Now, he has to have a special-made body, because after he gets so far, he couldn't live, his breathing would shut off.
I've noticed people many times, taking them out on the hunting trip. Brother O'Bannon, I believe he may be back there this morning, a Methodist minister from Louisville. Going up over Berthoud Pass, as soon as he gets up there, it seems like that he would just perish.
My father-in-law, Mr. Brumbach, when he stepped off of the--the car (They took him up to Pikes Peak.), immediately he just fell forward, thought that he would perish. The reason of it was this: that his body wasn't accustomed to that high altitude. So when he stepped off the train, he just fell forward.
Mr. O'Bannon got up on a little hill not much higher than one of the Knobs here, and set down, and scooted down the mountain. He said he felt like he was just going to perish.
E-16 Brother Morgan, I guess he's back there, Sister Morgan's husband, we were high in the mountains, about nine thousand feet, and was putting up a tent. He'd just got off of a wagon. And he got me by the feet, he said, "Here, Billy, I'll hold you up to tighten a ridgepole." And while he was holding me up, he said, "Wait a minute. Wait a minute." And I jumped to the ground real quick and grabbed him. He was going like this with his hands up, and I caught him the best I could. He's a large man. And we'd just laid down some sacks of oats there (We had a bunch of horses.), and laid Bill's head on that, until he came to. I knew it was altitude. He said, "It seemed to me that I was just going out over those valleys like that."
What was it? He'd been raised down here in the lowlands. That was the first time he was ever up into a sphere like that.
So, therefore, men who are raised in that country doesn't notice it, because they have become climated to it. Their breathing, their everything just becomes nature of it because they live in it.
That's the reason the eagle has to have a special body, for he can go so high that another bird could not follow him.
E-17 Oh, how typical that is of the Church of the living God: Living in an atmosphere, living in a place which is far supreme from anything of this earthly journey. Living into a place that where all things are possible. Living under such an atmosphere that they're not looking no more to the things of this world, but they been caught up and setting in Heavenly places in Christ Jesus. It takes a special... God has to do something to design this type of a body.
E-18 Another thing about the eagle is that he's got such strong wings. Sometimes when you hit that current just above a certain sphere, the current is so strong if the hawk would try to follow, it might rip his feathers right out of him, because the current is so strong. And then it might fold the hawk's wings right back; and if it would, he would fall to the earth immediately and perish. So, if the eagle's going to have to go into those places for, to live, he's got to be designed to go there.
And if the Christian ever lives in the Heavenly places, that's got to be God's Own designing of His Spirit to pack him into those Heavenly places where the winds will not buffet him or tear off his wings. Those two big strong wings which pack the eagle represent God's Word. But we... eagle has two wings, and those two wings represent the New and Old Testament.
Strong feathers; try to pull one out one time. Oh, you take a pair of pliers and set your foot on it and pull it out 'cause it has to be designed that way: strong.
E-19 Then God, again, likened the eagle, being that he was so high, could go so high, He likened him to His prophets. He calls His prophets the eagle because the eagle can go so high, he can see so far away. Now, the higher you go, the farther you can see. Then if his eye doesn't compare with his ability to climb high, then his climbing high, he would be blind. But the eagle has to have an eye to match his ability to climb high.
Oh, if the church could only have the eagle's eye, to be able; not a natural eye that's earthbound, but a spiritual eye, who can see afar. I used to love to hear that old song we used to sing around here:
By faith I can see it afar;
For our Father waits over the way,
To prepare us a dwelling place there.
E-20 And the borned again person climbing up into these atmospheres and stratospheres can, by faith, look way yonder and see the omnipotence of God and call every Word a positive act. He is designed to climb. By prayer he moves on, on, until he's up there. Then if he isn't designed to see, when he's up there, he's merely just frolicking.
That's what our churches has failed so much in today: thinking that the blessings of God is just to dance, or to shout, or to do something like that; that healing is merely just a thing to get us so we can get back out into the world.
When we're packed up into these stratospheres, God gives us an eye to see afar, that it's the Father, that His loving mercy to His children, His offspring, is to give them a foretaste of something that's coming far greater. Yes!
We used to sing that blessed old song:
Blessed assurance, Jesus is mine!
Oh, what a foretaste of glory divine!
Heir of salvation, purchased of God,
Borned of His Spirit, washed in His Blood.
E-21 That's the real eagle of God that can soar away in yonder, not just to frolic, but to see afar. Think of that prophet Nahum, just about four thousand years ago; one day, that great eagle of God mounted up.
And another thing, the eagle does not flop his wings to fly. The eagle only sets his wings and he just a bird of leisure when he gets his feet off the ground. He only jumps and makes a couple of flops, then just enough to get the wind under his wings, then he doesn't toil or struggle. He doesn't jump anymore, neither does he flop his wings anymore. He just sets his wings and lets the current from the earth, as it's spinning, bear him up.
That's the way with the real believer, he doesn't jump from church to church and from pillar to post and run into the Methodist, the Baptist, and the Pentecostal, and the Nazarenes, from place to place. He just takes Christ as his Saviour, and sets his wings into the Word of God, Who is feeding him by His mouth, and he sails upward, just resting. His wings are strong, he doesn't have to flop. He is strong, he never moves a feather.
Oh, that master of the sky, they just take those feathers and drop them down, and catch that wind, and just ride right away. And how he can do it.
E-22 That's the real eagle of God that can soar away in yonder, not just to frolic, but to see afar. Think of that prophet Nahum, just about four thousand years ago; one day, that great eagle of God mounted up.
And another thing, the eagle does not flop his wings to fly. The eagle only sets his wings and he just a bird of leisure when he gets his feet off the ground. He only jumps and makes a couple of flops, then just enough to get the wind under his wings, then he doesn't toil or struggle. He doesn't jump anymore, neither does he flop his wings anymore. He just sets his wings and lets the current from the earth, as it's spinning, bear him up.
That's the way with the real believer, he doesn't jump from church to church and from pillar to post and run into the Methodist, the Baptist, and the Pentecostal, and the Nazarenes, from place to place. He just takes Christ as his Saviour, and sets his wings into the Word of God, Who is feeding him by His mouth, and he sails upward, just resting. His wings are strong, he doesn't have to flop. He is strong, he never moves a feather.
Oh, that master of the sky, they just take those feathers and drop them down, and catch that wind, and just ride right away. And how he can do it.
E-23 That great eagle called Nahum, four thousand years ago, went up so high in the Spirit of God until he seen Outer Drive in Chicago, four thousand years later. Said, "The chariots shall rage in the broad ways: they shall run like lightning, they shall seem like torches, they'll justle one against another."
How that those prophets went so high that they could see afar off things to come. If this place had never been light, no sun was ever on this continent, and you could go high enough in the air to see the sun over in some other country and see it was moving this way, you could come back down and say, "Someday there will be vegetation. There will be the other things. This would be a bleak place, but as soon as the sun comes, vegetation comes with it." And they... you could see it. And then, when the sun finally arrived here, the things that you'd seen afar would be here.
That's what God does to His prophets. They raise up, and he knows, for by faith they have seen there's coming a day when sin will be finished, when there'll be no more sickness, nor sorrow. Death and sorrow shall flee away and there'll be no place for old age. There'll be no place for mourners, there'll be no graveyards, there'll be no disappointments. The eagles of God has flew so high into the stratospheres of God until they seen that day coming and they've dropped back down and penned it off on this Bible. And somehow, when you become into that realm, you can feel that there's something coming, something makes us hunger.
E-24 Last evening, I was talking on the porch with a Mr. and Mrs. Kelly, which is a relative of Brother Neville. And we were talking about the resurrection. I said, "You notice those little birds, even as much as they sing." And we'd got through talking about the little fish down there on the river the other day; it come to life. As I told you about, I believe the last time here when he, Brother Lyle, setting back there, had pulled the entrails out of his mouth and throwed him in the water, been dead a half hour. And when the Holy Spirit come and said, "Speak," and a little, insignificant fish received his life and turned over and swam back to his loved ones because the infinite God was there.
He's concerned about everything He created. Yet, that little fish has not a soul. That little fish couldn't desire to go to Heaven. The animal, the horse, the--the cow, the dog, the other animals, they have no longing for life hereafter because they haven't got a soul. But it's men and women who has souls that long for something different. That blessed thirst that God put in there is to thirst after Him.
E-25 Oh, an eagle is a wonderful bird, likened to God's heritage.
About two years ago, I think it was, wife and I, and my mother-in-law, many of us was up to spend the day at Cincinnati Zoo. And I was walking around with, I believe it was Sarah, at the time, the little girl, walking around keeping her quiet, letting her see the woodchuck, and the--the squirrels and the different animals.
And I come up to the cage where the birds were, and I was attracted to a great cage, great huge cage, and I heard the awfulest, most pitiful noise I'd ever heard. Going over there, I found a great eagle that had been caught by the cunningness of the deviceties of men. They had set a trap, and it caught him, and they put him in the cage.
And that big fellow would walk over to one side of the cage, he would get a start with those big powerful wings, he would slam himself against those iron bars till it would almost knock his intelligence, his senses away from him. He'd flop it with all the power that he had to try to free himself, only to find that it would knock him back out into the middle of the floor again. The hairs and furs on his head had been beaten off. He was bleeding all over. His great wings, across the ends of them, was beat till they were raw from just blasting himself to strike that cage to free himself.
E-26 And I stood there a little bit, picked up the little girl in my arms, I thought, "O, God, what a sight." An eagle, a heavenly bird and how that his home is not on the ground, his home is in the air. He's not an earthbound creature, but the cunning deviceties of man had trapped him, and no matter how much he tried to free himself, he could not do it. And he was merely beating his brains out, as to say, against those iron bars.
I thought, "Isn't that true: that men trying to free yourself from this cunning deviceties of Satan, by joining church, or trying to do whatever you do, you're only beating your brains out." You can't do it. You're caged, and you're caught, and you can no more free yourself than that eagle could. It takes a Hand superior to yours to do the freeing. It takes a Hand superior to your pastor or any denomination; only the hand of God can do it.
E-27 Then I seen that great eagle, after he had tried so many times and failed, he fell back on his head like that, and he laid there. I watched him, bleeding; his weary eyes as they looked upward, soaring that sky. That's where he was supposed to be, but between him and his freedom was bars that he could not pierce. I thought, "Isn't that a pity? To see that heavenly being, bird, born for those atmospheres and stratospheres, and then be caged here for the rest of his mortal life." I thought, "That's a weary sight."
But oh, I've seen sights worse than that: When I seen men and women, who were born to be sons and daughters of God and they're caged and walking about in this world, trapped in sin and shaped in iniquity, walking about upon this earth trying to satisfy their longing with some worldly pleasures.
E-28 I don't mean to remark or make anything bad. I only am saying this: The other day when I just got back from Chicago, I was down on Spring Street with my wife. She was getting some clothes for the kiddies to wear to Canada.
And down the street, came a little mother. And the way that little lady was dressed, packing a baby on her arm, it was disgraceful to human beings. And I thought, "The poor little woman, probably some man's darling, the mother of that precious little baby; and with a cigarette in her mouth, the ashes flying all over the little baby." And I thought, "A woman that could be a queen in some home, a home that could be peaceful and lovely, but, no doubt, instead of the Bible, was cigarettes all over everything, beer all over everything, and fussing and jealousy."
It's because they have been caged by circumstances: Radio, television, uncensored programs, love stories, and things of that sort has captured the minds of the American people. And they become bondslaves to modern society, when they were born to be sons and daughters of God.
E-29 I went into an insane institution one time, and seen young ladies in there who... I went in with a mother to a little woman. And the la-... young girls, this young lady, certain one, had used the bedpan, washing her face in it. And I said, "Whatever happened?"
She was called into the service of God, but she got messed up. Some boy come along, a little slicker, and throwed her into a cage of the worldliness, and there she was, captured and had lost her mind, her mental faculties, and was in an institution.
E-30 A few days ago, standing with another local minister in a home where a lovely little girl, a doctor's daughter, who'd been... spent nearly a lot of her life, early, all of her life until she was thirty or thirty-five years old, beautiful girl. And her mother called me and was weeping, and it was a lovely girl.
And to see that some modern skeptic scientist got a hold of that lovely child, and said, "You mean to tell me you never was kissed by a boy? You don't know what you've missed." And begin to place her mind on thinking on those things and caged that precious eagle.
And her dear old mother on the porch shook my hand, and said, "By God's grace, she shall be delivered." And she will.
But to find that eagle of God, who's soared the unseen skies, could be caught in such a trap. The city is full of them today.
E-31 Men and women who were born to be free, who were born to be sons and daughters of God, to live above sin and away from sin, is carousing the barrooms and dance floors, because that a web, like a spider, has raked them around and around until they've caught them into that thing: on uncensored programs; the schools and atheotic teachings; and all the modern deviceties of the devil; and sorry to say this, but many time, the modern church, who let them go loosely, do anything they want to as long as they belong to the church.
Let me tell you, my dear, beloved friend, there's only one way to belong to the Church of the living God. That's not to join it, that's to be borned into it. A nature is changed, and all the old things, you're free then.
E-32 Now, God likened His heritage unto the eagle because another thing the eagle does: The eagle builds her nest way high. Oh, how I've got off of my horse a many time, and tied it to a little sapling, and got my binoculars, and searched the skies to find the eagle, just to study him way high in the Rockies. And the eagle builds his nest just as high as he can build it. Why? It is for safety and protection. He is so high until the predators can't get to him. The coyote, trying to come to the eagle's nest, would break his neck.
Oh, that's the reason God likened His Church unto the eagle, because the eagle's nest, which is the Church, is built far beyond the cares of this world: out of the danger lines; cross the Blood; where the modern prowling predators never get to. He said, "You are a city that is set on a hill, a candle that's lit in the room." Oh, something, the Church of the living God is built high, on high ambitions.
When I hear of a church that hasn't got any ambition to grow, there's something wrong with that church. The Church of the living God has a high ambition.
And another thing: The Church of the living God is built high because it's got high anticipations and expectations. Say, "Well, we belong to the church. Our father served in this church years ago." That might be fine, but the Church of the living God can't set still. Its ambitions is to go higher, farther.
E-33 We see the blind healed today. We are watching, tomorrow, for the dead to be raised. When we seen nature obey His Voice, we're looking then for the Coming of Christ. Its ambitions is high. Its anticipations is high. Its expectations is high. It's built high. It sets up as a memorial.
The Christian at his work is set on a hill. His ambitions is high: to win his boss or somebody else to Christ. That's right. His expectations is high: somewhere, that God will give him a chance to speak to somebody.
The eagle puts her nest high, and she's watching for the opportunity, and her little ones are borned, and they are safe when they're born.
And the Church of the living God, who builds their ambitions on the highest peak, on the most solid Rock, Christ Jesus, when their little ones are born into Christ, they are safe. "The Name of the Lord is a mighty Tower: the righteous run into it, and are safe." Certainly.
E-34 Oh, she's a powerful bird. But by and by, many things we could say about her. But there comes (now, to the text), there comes a time after her little ones are borned, or, they're hatched out. The eagle lays an egg, and her little babies are hatched out. They're little, white, fuzzy-looking fellows. And the mother feeds them from her beak until they're good-size birds. And she's got them, she goes down and finds her prey. She comes back up to feed her little ones.
E-35 How different that is from the chicken. The earthbound chicken makes his nest in the barnyard, a open sepulcher to any old weasel or anything that comes by.
I compare that with this worldly church of today, a worldly people of today: How they just say, "Oh, well, bring them in, baptize them, put their name on the book." They are open subjects, not an eagle. No, sir. The eagle won't do that. You might be took into the church and can wear shorts, and--and drink, and smoke, and carry on. You might have the old hen of the church to cluck that to you, but never a mother eagle. She takes you beyond that.
Oh, you say, "The chicken is a bird, too." I know it. But he's an earthbound scavenger. That's right. He knows nothing about the heavenlies. He's never been up there, so he just builds his nest down here; and dog-eat-dog. But the eagle thinks better than that.
E-36 Then when her little ones are born, that is, the mother eagle, there comes a time that that mother eagle is determined that her little eaglets are not going to be like chickens. Oh, I love that. I hope this sinks in. That mother eagle is determined that her babies will not act like the rest of them chickens, them birds that's earthbound. She's got to give them an experience.
That's the way Christ is to His Church. There's something more than just joining church, belonging to a denomination. There's something more than just being a good citizen. Certainly. Christ is here, like the mother eagle, to see that you get it.
E-37 And the mother eagle is equipped to take care of her little ones and to see that their experience is right. So, there comes a time when there's a stirring in the nest.
O, God, send us a stirring in the nest.
The eagle is supposed to be a bird that renews his youth. Every so often, no matter how old he is, he turns back to a young bird again, not in--in years, but in his physical make-up. He renews his youth. The Bible said he did. "Thou will renew his youth, like the eagle." He renews his youth.
What a beautiful type it is of the Church when we're weary, worn, torn about, to go in and renew our strength; and mount up like the eagle above all of our cares and fashions and things of this world.
E-38 Then, we notice again, that this old mother, one glorious day there comes a time when she thinks the nest should be stirred. She runs in; there seems to be something wrong with her. She looks over her babies; she examines them. Oh, how I've laid with binoculars and watched them.
And she goes in, all at once she sets on the nest, she scream. What's she doing? She's teaching those little fellows her own call. "My sheep know My Voice." Those little fellows have never been out of that nest. They just lived right there all the time.
So the thing she does, where the Bible refers, she stirs up her nest. She sets on the nest while she's screaming, or, by the rim of the nest, and she takes those big wings and she beats them back and forth, and she sends a rushing wind over the top of them. What does it do? What's she doing it for? It's to blow away every loose feather.
E-39 O, God!
She's fixing to take them on their first test flight; take them out of the nest. And if there ever was a time that the church ought to come out of the nest, it's now. And those two big Wings is the Word, she gives them the Word, and through the Word comes that rushing mighty wind like it was on the day of Pentecost. It blows all the loose feathers away; all the things of the world that you've been holding onto, just fades away when that rushing mighty wind through the Word comes down. Blows away every loose feather, every little ism, every little fanaticism, every little thing of the world, it pulls it loose, every feather; because them loose feathers, when you get up yonder, will find out that it will cause your death.
And loose living in the church is causing spiritual death in the church.
E-40 Mother's determined her babies are equipped to go up. Remember they never felt wind before, they're eagles. They were borned in the cleft of the rock. I love that.
God said, "I'll hide you in the cleft of the rock." The cleft in His side. "I'll hide you there." There's where you are borned.
The little ones are borned in the cleft of the rock. They know nothing about the winds. So the first winds that they feel is fanned through the mother's wings, not some worldly, church-made theology.
But a real eagle is borned of the Spirit of God; God's eagles, the first rushing wind he feels, it's not some kind of a make-up emotion. It's fanned to him through the Word of God and shakes every feather loose in him. He's going through the test. He's fixing to take a flight.
Oh, God, would shake the church, today, by the Word; fanning loose all the little loose ends, the little isms, and little this and that.
And as she fans them, and when all the loose feathers are blowed out, then she falls down into the nest, and she takes her wings right down by her side, and she spreads them out. Oh, I love that. Just spreads them out, and each little eaglet gets on her wing.
E-41 Now, remember, her feathers, you can't pull them out with a pliers. And them little eagles fastens his little feet safely and secure in these wing feathers that's been tested.
What is the Wing? The Word. And every child of God faces his faith, takes a hold of God's Eternal Word, that's been tested through the times, for your first solo flight.
She's going to give them an experience. The rushing wind was just to take the loose feathers out, so theirs will set all right. They might have a hole in their wing, some feathers missing. Then when they get set, their little beaks... Watch, they take their little beak and they reach over and get a hold of a good strong feather in mother's wing and she shakes it. Just somehow, they know to do it. Why? They are natured eagles. You couldn't get a chicken to do that if you had to. He don't know nothing about it.
That's the reason some of this cold, formal, so-called, modern religion knows nothing about the blessed experience of a higher and better life. They know nothing of it. They say, "Oh, that Bible is mistranslated. It's this, that and the other."
Oh, brother, if you're sick this morning, put your grips on every Word of God and get ready for a flight.
E-42 Mother take you out of the bed. Mother don't want you there. Mother's determined that her children's not going to be like (her brood), like that old hen's brood, down yonder in the barnyard. She don't want them that way, so she has to give them an experience. And to get this experience, they hold onto the Word, the Wings. Get a hold and just lay there. Oh, it's so dramatic to watch them do it.
Oh, I've laid there on my stomach across a rock one day yonder, at Corral Peaks, Brother Wood; and I wept like a baby till I got out, I screamed. I even run my horse away. Oh, I couldn't help it, but I thought, "Oh, you little fellow: All the wrens, and all the crows, and all the buzzards in the world could tell you that that feather won't hold. You know different, for you're borned an eagle." Oh, if you're borned a child of God, you can set your anchor right on any Divine promise and hold it. Absolutely, you know.
On Christ, the solid Rock, I stand;
All other grounds is sinking sand.
E-43 Nothing will move you. "On this I'll build My Church," said Jesus, "and the gates of hell can't prevail against it." Nothing will never move it. It's the unmovable Rock of God's Eternal Word. Right in the hours of death, when all hopes is gone, a born child of God can take his stand on God's Eternal Word, and look yonder beyond these tears, and say to look to Him that said, "I am the Resurrection, and Life." Even death itself will never shake them. They're eagles. They're Heaven-born birds. Their nature in them is designed to believe that and to trust it.
E-44 When she's screaming, they know the voice. She's preaching to them. She spreads out her Word, the Word of God, her great Wings.
That's what He's spreading this morning to you sick people. You sick people that seems like you're going to set there all your life, if the devil can get you to believe that, he's got you. But you, darling, little eaglets, God spreads forth His Word: Lay on to it. Stand there. Don't let nothing shake you. She's time-tested.
If you're a sinner, and scared to die: "What will I do Brother Branham when the... these little brittle threads of life begins to break and my soul is plunging into somewhere I know not?" Set your faith in His Word: "I will come again, and receive you unto Myself; that where I am, there ye may be also. He that heareth My Words, and believeth on Him that sent Me, has everlasting Life. He that eats My flesh, and drinks My Blood, feeds from My beak, has everlasting Life; and I will raise him up at the last day."
When in all of earth's trials beyond the darkening veil, and the tears and sorrows of this life, the real eagle sets his claws there, and said, "On Christ the solid Rock I stand. On the wing of my mother I shall rest, holding to the wings of the Cross, knowing that through that brought the atonement."
She takes them into the sky. Oh, how that if you hold to God's unchanging Word, you'll have your... you'll have a test flight pretty soon.
E-45 Now, the old mother spreads forth her wings, and away she takes for the sky. She can't leave you here on earth and give you an experience. She's got to get you way high.
Trouble of it is today, we're mud crawling. I used to tell my daddy I could swim. And I'd bounce off a little old box in about a foot of water, and mud flying every way, and hitting my hands like that. I told my uncle I could, one day, and he took a oar and pushed me off in about six foot of water: It was different. That's what's the church today, it's mud crawling. It just goes to church and sings a hymn and go home.
Oh, the hour is at hand where we've got to launch out.
E-46 This mother eagle, when she's got her wings spread, her word, each little eagle laying onto a certain promise, she rises with those big masterly wings with her little ones setting on it. She goes on and on, on, them holding on. Oh, they won't turn loose. They're eagles. They might go right through a storm. That don't make any difference. They hold on.
And when you, being a eagle, if God has ever put the promise in your heart, the doctor might say you're going to die tomorrow, but you'll hold on. Every shaking, every storm, and every high and stormy gale, my Anchor holds within the veil. I don't see how I'll get through it, but I'm holding to this Anchor.
On, on, and on, and on, until she goes way high in the air. And when she's so high till you can hardly see her anymore, a strange thing she does: she shakes them every one away from her, right there in midair.
Oh, there's got to be a time where you got to come to that place.
E-47 Why does she go so high? They're eagles. They can't go that high if they're not eagles. They'd die before they got there, but they're eagles.
And a real believer, no matter what the atheists say, what the... anybody else says, if they are God's eagles, they stay with the Word, let it take them where they may.
And when he gets up there, he shakes her wings like that, and the eagles fall every way. She screams. What does she do? "Children, you're on your own." Those little fellows begin to flop their wings way yonder in the air where a crow or hawk or nothing could ever catch them.
That's the way God takes you. He takes you into a new experience where churches or denominations or nothing else would ever follow. When He shakes you loose, one time, on your own.
And when they're shook loose, does the mother leave them? No, bless your heart. She circles off around them and begins to watch them, each one. And how much fun she must have to watch those little fellows, topsy-turvy and everything else, just flopping for all that is within them. Are they scared? No, they are never scared, because they are trusting in the ever-presence of their mother and her supreme ability to bear them up again. And if one happens to get out of cater, gets off on the deep end, you know what she does? She swoops down under him, picks him up on her wings, her word, and bears him up into grace again.
No wonder I'm a Calvinist. Amen!
E-48 God reaches down with His Word and gets His eagle, bears him up again.
So they're carefree; they just flop and flop and yell and holler and have a real Pentecostal revival. Them little fellows, sometimes they would fall over and flop over, and they don't care. Mama's watching them. Yes, sir, she's sailing right around them, right around. And the strange thing, she can pick every one of them. If anything starts to happen, she just lets out this scream, and throws her word like that, and they dive right into them feathers like that, and hold right on for dear life. What a wonderful bird.
What a wonderful Saviour. Yes, what a wonderful Saviour.
Then, when she comes down, after they have been tossed around and all through the test flight, their first little flight, then she throws out her wings and screams. She picks this one up, she picks that one up. Oh, my. Then she takes them down into the valley. They've never been there before. They just been in the old nest, the pukey nest, stinks. She takes them down into the valley where the rippling waters are rolling.
"The Lord is my shepherd;" said David, "I shall not want. He leadeth me beside the still waters." How wonderful.
E-49 One time, it was said that a farmer was setting a hen and he put a eagle's egg under the hen. And so, after the hen had set awhile, she had... I wonder how many women in here knows what a setting of eggs is? Oh, these farmers would know. Fifteen is a setting, I believe. So he had fourteen eggs, so he put one eagle egg under it. That's about the way it is, about one out of a setting is about the way you get it. So, he set the old hen, the atmosphere in the barnyard. Finally, after a while, they all hatched out. When this little eagle was hatched out, he was a--a funny-looking bird to the rest of them. [Blank.spot.on.tape--Ed.]
And that's the way a real eagle, when he's born in one of these modern, so-called sophisticated churches, he's kind of an off brand.
He couldn't understand the--the clucking of the hen.
E-50 And that's the way the real Christian that's born in one of those hen's nests today. They can't understand.
"Oh, come on, children. Just a... oh, it's all right." The old hen leads them out in the barnyard and they pick in the manure pile and everything else. That eagle couldn't eat that. He had a different nature. He was just about starved to death. That's the way a real Christian gets around some of these old morgues.
"Oh, come and join the church. Put your name on the book. And, oh, that's all right. You can put on your shorts and cut the grass in the afternoon. I think it's cool." It's ridiculous. And the real eagle knows better. "Oh, a social drink won't hurt anyone." It's sin. The real eagle knows it. "There's nothing wrong with smoking cigarettes." The real eagle knows better, his nature's different.
He just hung on with that little ol' bunch of chickens. Ol' mammy would say, "Come on over here." And they'd just be picking and having a big time with some big: "Oh, well, we'll have a bunco game. We'll pay the pastor." The eagle stood outside. He didn't want none of that. No, sir. Just something about him that was different.
E-51 Did you ever see one hatched out in a hen's nest like that? I mean some of these modern churches? They get up with the doxology and Apostle's Creed, and sing a couple of songs, and talk about the flowers, and go home. That eagle ain't fed. That's scavengers. He can't stand that. So, he'd follow along like a little ugly duckling, you know, in the back.
And the old hen would find some kind of a certain kind of a--a--a something, and she'd cluck to her chickens a certain thing she'd found in the manure pile, and she'd cluck to her chickens. Little old eagle just walk up and look at it, say, "I just can't be partakers of such." Thank God for His nature.
E-52 That's the reason I believe in election. You are what you are by the grace of God. Not that you made yourself anything, it's what God, through His sovereign grace, made you before the foundation of the world. You might try to be good and go to church, if you want to. "It's not him that willeth, or him that runneth, but it's God that showeth mercy." That's right.
He's an eagle to begin with. He just can't stand it. Don't worry. They might say, "Don't go around that bunch of holy-rollers, this, that or the other." Don't worry, he's headed that way just as sure as anything.
E-53 Now, watch. Them little ol' chickens went around, they thought they were having a wonderful time.
But, you know, one day while they was out in the barnyard, there come a scream across the sky. The old mother happened to sweep by, she looked down. She seen this little fellow tugging along, looking.
Oh, brother, His eye is on the sparrow. This one thing we know, God knows His Own.
E-54 The old mother eagle happened to come over this barnyard and she looked down. She saw her young'n. The farmer stole him. That's right, an egg out of her nest, but that was hers. She screamed to him, "Honey, son, you're not a chicken, you're an eagle. You are mine. I've come for you."
I remember the night when God made that scream to me: "You're not of this world. You're not of them chickens. You're not a chicken to begin with. You're an eagle. You're Mine, and I've come for you."
"Now, honey, up and listen to my word. Just make a little jump and flop your little wings." She's circling the barnyard.
Oh, I pray that this very hour He's circling the barnyard: "You're Mine. You belong to Me."
E-55 There's something about that voice that he understood. Well, it was, "Good-bye chicken yard." He made a great big flop with his little wings and he landed right on top of the barnyard post. He seen he had done something. I'd say, then, he joined a denomination, got right in the middle of a Pentecostal organization.
His mother screamed again, said, "Honey, you've got to come higher than that."
I think we do, too. We got to come higher than under an organization, or a denomination or a confession.
She said, "Just simply make another jump and flop with all that's in you. I'll catch you on my wings, and I'll bear you up to the place where you ought to be."
E-56 That's it this morning, friend. You may be sick. Your church might not believe in Divine healing. You may be a sinner. Your church don't believe in the baptism of the Holy Spirit. But there's Something in you that calls for God. Why? You were borned an eagle. He's here this morning to bear you away. His Word says so. Let's just, when He spreads forth His Word, let's lock our hope this morning, right in His everlasting promise. When death finally strikes us: "I'll fear no evil: for Thou art with me; Thy rod and Thy staff they comfort me."
E-57 While we think on these things as we bow our heads a moment. I wonder this morning, while we're in the building, if there would be an eagle here, this morning, that you been walking in a barnyard a long time. You're sick and tired of that stuff, just pretending to be a Christian, living a haphazard life.
E-58 And somehow or another, there's been certain little wind that swept over your soul, this morning, by the preaching of the Word. You know what it is? It's Mother fanning loose the feathers that will come loose, the little things of the world that you been holding on to that's kept you from being a real Christian: that little doubt; that little fear; that little bunch of worldlism that you're hanging on to; that little party that you're running around with. Let that wind flush all them feathers away from you this morning, then come to the Father's house. He's ready to bear you up today.
E-59 Would you raise your hand, anyone here with a need of that? And say, "Brother Branham, remember me today in prayer as you're praying." Will you raise...? God bless you, lady. You, brother. You, you. Oh! God bless you back there, brother. And you, my brother... [Blank.spot.on.tape--Ed.]
Time is filled with swift translation,
Naught of earth unmoved can stand,
Build your hopes on things Eternal,
Hold to God's unchanging hand!
Hold to God's unchanging hand!
Hold to God's unchanging hand!
Build your hopes on thing Eternal,
Hold to God's unchanging hand! (Listen...)
When our journey is completed,
If to God we have been true,
Fair and bright our home in Glory,
Our enraptured soul shall view!
Hold to God's unchanging hand!
Hold to God's unchanging hand!
Build your hopes on things Eternal,
Hold to God's unchanging hand!
E-60 Now, may the Lord's grace be with you, resting upon you abundantly. To you that held your hands up, to you that ought to have did it, see, accept it just now on the basis, not on emotion, but on the basis that God made the promise and the Spirit spoke to you. You been in the nest long enough. You're a eagle. Just set your faith right in His promise. And you're a Christian. No matter how bad the wind shakes, just hold right to it.
E-61 I seen an ol' mother eagle, one day, take her young when a coyote come up. Well, she would have ripped that coyote to pieces. She spread forth her wings, and those little one jumped on her wings. There was a storm coming, and that wind coming across those mountains rolling rocks, sixty miles an hour, I suppose. She just pierced right on into that hole; right into the cleft of the rock she went with her little ones.
Storms of life gets bad. Some day you're coming down to the Jordan. That's right. Oh, I done talked it all over with Him. I don't want no trouble then. I want to settle it now. It's going to be bad on that morning: Brother, the moon's going to fail to give its light; the sun will turn black and bloody; the stars will shake, like the untimely fig tree shaking with her figs; the earth's going to be belching; demon's screaming; people running into the street. I don't want no trouble then. I want to be sure of this right now. I done talked it over with Him. Now is the time to talk it over with Him, not then, now; it's too late then. I want to have my ticket in my hand. [Blank.spot.on.tape--Ed.]
E-62 I want you to get this close. I have found out, and last night or this morning, early, the Lord speaking when I was praying, went into the basement yesterday, stayed awhile on my knees there before God in prayer. It seems that this come to me: I said, "Tomorrow morning for a little farewell, as I did, I'm starting this morning, not as David met Goliath, but as the eagle took to the air." See, in the new type.
E-63 Notice, I want you to mark that in your remembrance, course it's on tape here. Now, the one thing that's the matter with people that they don't get healed, is not because that...
Look, I've wondered: Here sets one, healed; here's the other one, not; linger on, and on, and on; here's another one; here, another one. There's something wrong somewhere. I think it's this: It's a complex that people build up, especially people who's been sick awhile.
Now, you don't... you'll resent this when I tell you, but it's true: You take a child that's been petted, that child becomes to a place till it just wants to be petted. It builds up a complex. You can't do nothing with that child until you shake him right good.
Now, there is a time when a person gets sick. They become self-pitied. "Oh, I'm in such a condition. Oh..." I've prayed for people that say, "Well, I don't believe I feel any better." You'll never feel any better like that. That's not it. That's... If--if that's the attitude, don't even approach Him at all, 'cause it--it's not right in His sight. Don't have a complex, but come with a burly, robust faith. It's a settled thing. God said so, and this settles it right now.
E-64 There's a sister I usually pray for, I believe she, Mrs. Rooks, setting there. I always liked the approach of Sister Rooks. She was healed, dying with a cancer, down here at the high school the night I had the service. That startled a few doctors. But she was healed. Well, she come to me here not long ago with something else wrong with her. She just come up and said, "Brother Branham, just pray for me." Went up, prayed for her. They said that she'd be... Oh, said, "It's all settled. It's all over, see. They prayed for me, that--that settles it. That's all." Now, that's what I'm talking about.
Not with saying, "Well, let's see. No, I don't believe I feel any better." Oh, mercy. Don't come like that. It's finished when God's Word is obeyed, it's finished. Just set your hold like that eagle. Let the wind shake, just hold right there, it's finished. You know what I mean?
A complex, self-pity. You're in a pitiful condition then. That's really true. When you get to pitying yourself, you want everybody to pity you, and you pity yourself.
E-65 I hit that spot one time setting right there on the porch with a breakdown. Staying eight days in meetings without coming out for food, or anything, or sleep, just stayed right at the platform praying for the sick. I got to a place and I said, "Oh, well, I--I just can't feel any better."
One day, I heard a Scream, and I heard It in a little book called Christian Confession by F. F. Bosworth, that Christians, they confess, not what they see, but what they believe. Don't make any difference what you're looking at, you don't... we don't see by our sight. We see by our faith.
We call those things, Abraham, called those things which were not as they... though they were. He confessed that they were. When there's not one, there's not a possibility anywhere of it ever happen. He was a hundred years old. Sarah was ninety. But he said, "We're going to have the baby." Sarah's womb was dead. He was as good as dead hisself, but he took God at His Word, believing He was able to perform that which He had promised. And God brought it to pass.
E-66 How about Daniel in the lions' den, hungry lions? How about the children, them Hebrew children in the fiery furnace? What about the woman with the blood issue for twelve years? She never self-pitied herself. She said, "If I'll touch His garment, I'll get well." And she believed it. It stopped Jesus. What about blind Bartimaeus, when they was trying to make him keep quiet? "You... He ain't got no time to fool with you." He screamed louder, just to hear Him say the Word. That's right. What about the Roman centurion? Said, "Lord, I'm not worthy that You'd come under my roof: just say the Word, and my servant will live." There you are.
No self-pity, just speak the Word: "I'm the Lord Who heals all thy diseases." I don't care what your conditions are, if you'll lay a hold on the wings of God's Eternal promise this morning and say, "It is mine. It belongs to me. Something in me called me here to this tabernacle to be prayed for, I'm taking a hold of the Word, and no matter what shape, I'm staying right with it." You'll get well.
E-67 Now, play The Great Physician for us. And those who cannot get up to come, we're coming to pray for you. I'm going to ask for the ministers here who know Christ...

НАВЕРХ